Вход в систему

Работы на заказ с гарантией!

Опрос

Вы нашли на сайте то, что искали?:

Наши друзья

 
Для того, чтобы добавіть ссылку на Ваш ресурс - пишите в обратную связь

Комментарии

Даты

Ноябрь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012

Каталоги


Друзья проекта
Полезная информация

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.

Как нас находят?

-

цитаты

Поделитесь избранным Вами!

Если у Вас есть избранные стихи, цитаты, анектоды, афоризмы, песни или притчи, которые до сих пор отсутствуют на сайте, поделитесь ими со всем миром - жмите сюда и добавляйте. Регистрация не требуется.

Добавить избранное можно здесь

- Не надо! Не надо...

- Не надо! Не надо, - крикнул я.
...Так же, как заслониться руками и крикнуть это пуле: вы еще слышите свое свое смешное «не надо», а пуля – уже прожгла, уже вы корчитесь на полу.

Е. Замятин «Мы»

Я – изо всех сил – улыбнулся. И почувствовал это – как какую-то трещину на лице...

Я – изо всех сил – улыбнулся. И почувствовал это – как какую-то трещину на лице: улыбаюсь – края трещины разлезаются все шире – и мне от этого все больнее...

Е. Замятин «Мы»

На пол — возле ее кресла, обняв ее ноги, закинув голову вверх, смотреть в глаза...

На пол — возле ее кресла, обняв ее ноги, закинув голову вверх, смотреть в глаза — поочередно, в один и в другой — и в каждом видеть себя — в чудесном плену...

Е. Замятин «Мы»

Оправила между колен серо-голубую ткань, молча, быстро — обклеила меня всего улыбкой, ушла

Оправила между колен серо-голубую ткань, молча, быстро — обклеила меня всего улыбкой, ушла.

Е. Замятин «Мы»

— Да... — долгое, темное молчание. Трубка чуть слышно жужжала, думала что-то... — мне непременно надо вас увидеть сегодня...

— Да... — долгое, темное молчание. Трубка чуть слышно жужжала, думала что-то... — мне непременно надо вас увидеть сегодня. Да, у меня после 16. Непременно.

Разгоревшаяся, вихревая, сверкучая — я никогда еще не видел ее такой...

Разгоревшаяся, вихревая, сверкучая — я никогда еще не видел ее такой, она обняла меня собою, вся. Я исчез...

Е. Замятин «Мы»

Я шел один — по сумеречной улице. Ветер крутил меня, нес, гнал — как бумажку, обломки чугунного неба летели, летели...

Я шел один — по сумеречной улице. Ветер крутил меня, нес, гнал — как бумажку, обломки чугунного неба летели, летели, — сквозь бесконечность им лететь еще день, два...

И во всем этом скрыто какое-то неведомое — потому жуткое — завтра. Это противоестественно: мыслящему — зрячему существу жить среди незакономерностей, неизвестных иксов...

И во всем этом скрыто какое-то неведомое — потому жуткое — завтра. Это противоестественно: мыслящему — зрячему существу жить среди незакономерностей, неизвестных иксов.

Человек — это роман: до самой последней страницы не знаешь, чем кончится...

Человек — это роман: до самой последней страницы не знаешь, чем кончится. Иначе не стоило бы читать...

Е. Замятин «Мы»

Там, внизу, пенятся, мчатся, кричат. Но это — далеко, и все дальше, потому что она смотрит на меня, она медленно втягивает меня в себя сквозь узкие золотые окна зрачков...

Там, внизу, пенятся, мчатся, кричат. Но это — далеко, и все дальше, потому что она смотрит на меня, она медленно втягивает меня в себя сквозь узкие золотые окна зрачков. Так — долго, молча.

Копья ресниц отодвигаются, пропускают меня внутрь — и... Как рассказать то, что со мною делает этот древний, нелепый, чудесный обряд...

Копья ресниц отодвигаются, пропускают меня внутрь — и... Как рассказать то, что со мною делает этот древний, нелепый, чудесный обряд, когда ее губы касаются моих?

А я поднял на руки I, крепко прижал ее к себе и понес. Сердце во мне билось...

А я поднял на руки I, крепко прижал ее к себе и понес. Сердце во мне билось — огромное и с каждым ударом выхлестывало такую буйную, горячую, такую радостную волну.

Я хочу одного: I. Я хочу, чтобы она каждую минуту, всякую минуту, всегда была со мной — только со мной...

Я хочу одного: I. Я хочу, чтобы она каждую минуту, всякую минуту, всегда была со мной — только со мной.

Там, конечно, будет и она, увижу ее, но только издали. Издали — это будет больно, потому что мне надо, меня неудержимо тянет, чтобы — рядом с ней, чтобы — ее руки, ее плечо, ее волосы...

Там, конечно, будет и она, увижу ее, но только издали. Издали — это будет больно, потому что мне надо, меня неудержимо тянет, чтобы — рядом с ней, чтобы — ее руки, ее плечо, ее волосы...

Я — как машина, пущенная на слишком большое число оборотов: подшипники накалились, еще минута — закапает расплавленный металл, и все — в ничто. Скорее — холодной воды, логики...

Я — как машина, пущенная на слишком большое число оборотов: подшипники накалились, еще минута — закапает расплавленный металл, и все — в ничто. Скорее — холодной воды, логики.

Я — один. Все, что от нее осталось, — это чуть слышный запах, похожий на сладкую, сухую, желтую пыль каких-то цветов...

Я — один. Все, что от нее осталось, — это чуть слышный запах, похожий на сладкую, сухую, желтую пыль каких-то цветов из-за Стены.

Ю берет у меня розовый талон, а над головой у ней — сквозь стекло стены — свешивается с невиданной ветки луна, голубая, пахучая...

Ю берет у меня розовый талон, а над головой у ней — сквозь стекло стены — свешивается с невиданной ветки луна, голубая, пахучая. Я с торжеством показываю пальцем и говорю:
— Луна, — понимаете?

Вот я — сейчас в ногу со всеми — и все-таки отдельно от всех. Я еще весь дрожу от пережитых волнений, как мост, по которому только что прогрохотал древний железный поезд...

Вот я — сейчас в ногу со всеми — и все-таки отдельно от всех. Я еще весь дрожу от пережитых волнений, как мост, по которому только что прогрохотал древний железный поезд. Я чувствую себя.

Я молча смотрел на губы. Все женщины — губы, одни губы. Чьи-то розовые, упруго-круглые: кольцо, нежная ограда от всего мира...

Я молча смотрел на губы. Все женщины — губы, одни губы. Чьи-то розовые, упруго-круглые: кольцо, нежная ограда от всего мира.

И я знаю: до сих пор мой мозг был хронометрически-выверенным, сверкающим, без единой соринки механизмом, а теперь...

И я знаю: до сих пор мой мозг был хронометрически-выверенным, сверкающим, без единой соринки механизмом, а теперь...

А сейчас ему хотелось одного. Заложить взврывчатку подо все свое прошлое, отойти, оглянуться и дернуть ручку...

А сейчас ему хотелось одного. Заложить взврывчатку подо все свое прошлое, отойти, оглянуться и дернуть ручку.

- Факт остается фактом: она была заведомо неверна ему и, насколько я слышала, совершенно неразборчива.

- Факт остается фактом: она была заведомо неверна ему и, насколько я слышала, совершенно неразборчива.

Не знаю, как другие, а я вот неспособен подолгу наслаждаться красотой. Красота – это экстаз; она проста как голод. Ведь о ней говорить нечего. Она как запах розы...

Не знаю, как другие, а я вот неспособен подолгу наслаждаться красотой. Красота – это экстаз; она проста как голод. Ведь о ней говорить нечего. Она как запах розы, который надо обонять, и все тут.

Хотелось зайти и поздороваться, но я знал – по утрам Дрифилд пишет, а миссис Дрифилд «непрезентабельна»

Хотелось зайти и поздороваться, но я знал – по утрам Дрифилд пишет, а миссис Дрифилд «непрезентабельна».

Уильям Сомерсет Моэм «Сплошные прелести»

Вели они себя не как любовники, а как хорошие друзья, и я забыл бы уже все, что про них слышал и что сам видел, но она иногда бросала на него взгляд, который выводил меня из равновесия...

Вели они себя не как любовники, а как хорошие друзья, и я забыл бы уже все, что про них слышал и что сам видел, но она иногда бросала на него взгляд, который выводил меня из равновесия; она глядела сп

Хоть теоретически я знал, чем занимаются люди, когда поженятся, и был в состоянии изложить все досконально, по-настоящему я об этом понятия не имел...

Хоть теоретически я знал, чем занимаются люди, когда поженятся, и был в состоянии изложить все досконально, по-настоящему я об этом понятия не имел.

В прочитанных мною романах стоило хорошенькой женщине оступиться в жизни, у нее появлялся ребенок. Причина изображалась уклончиво...

В прочитанных мною романах стоило хорошенькой женщине оступиться в жизни, у нее появлялся ребенок.

Прочитав достаточно романов и многое узнав в школе, я неплохо разбирался в вопросах любви, но относил их только к молодежи...

Прочитав достаточно романов и многое узнав в школе, я неплохо разбирался в вопросах любви, но относил их только к молодежи.

Конечно, я тогда не понимал того, что мне ясно теперь: в ее поведении была разоружающая прямота, от которой тебе становилось легко. Она говорила восторженно, как ребенок...

Конечно, я тогда не понимал того, что мне ясно теперь: в ее поведении была разоружающая прямота, от которой тебе становилось легко.

Отчаяние охватило их, и одновременно ливнем нахлынула нестерпимая нежность, но ей нельзя было поддаться...

Отчаяние охватило их, и одновременно ливнем нахлынула нестерпимая нежность, но ей нельзя было поддаться. Они чувствовали, что стоит только впустить ее, и она разорвет их на части.

- Вы улыбаетесь. И вы так спокойны? Почему вы не кричите?

- Вы улыбаетесь. И вы так спокойны? Почему вы не кричите?
- Я кричу. Только вы не слышите.

Эрих Мария Ремарк «Время жить и время умирать»

...а иной раз, когда тишина кричит, приходится заглушать ее самым громким, что у тебя есть

...а иной раз, когда тишина кричит, приходится заглушать ее самым громким, что у тебя есть.

Эрих Мария Ремарк «Время жить и время умирать»

Вы можете делать со мной все, что хотите. Вы можете швырнуть меня в грязь и растоптать, если хотите...

Вы можете делать со мной все, что хотите. Вы можете швырнуть меня в грязь и растоптать, если хотите. Но это можете только вы.

О счастье можно говорить минут пять, не больше. Тут ничего не скажешь, кроме того, что ты счастлива...

О счастье можно говорить минут пять, не больше. Тут ничего не скажешь, кроме того, что ты счастлива. А о несчастье люди рассказывают ночи напролет.

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

- Ты будешь мне изменять?

- Ты будешь мне изменять?
- Естественно, - сказала она.
- По-твоему, это естественно?
- Я не изменяю тебе, когда ты здесь.

Почему, собственно, мы проявляем гораздо больший интерес к несчастью своих ближних, нежели к счастью?

Почему, собственно, мы проявляем гораздо больший интерес к несчастью своих ближних, нежели к счастью? Значит ли это, что человек – завистливая скотина?

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

Это опасно. Человек, который склонен к возвышенным чувствам, обманывает обычно и себя и других

Это опасно. Человек, который склонен к возвышенным чувствам, обманывает обычно и себя и других.

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

...о том, что мы не должны причинять друг другу боль. И о том, что мы сошлись лишь для того, чтобы забыть старые романы...

...о том, что мы не должны причинять друг другу боль. И о том, что мы сошлись лишь для того, чтобы забыть старые романы.

Раз ты спрашиваешь, жениться тебе или не жениться, то не женись

Раз ты спрашиваешь, жениться тебе или не жениться, то не женись.

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

Я сознавал, что ночью все кажется более драматичным, умножаются ценности, меняются понятия, и тем не менее я продолжал сидеть, ощущая распростертые надо мной крылья грусти...

Я сознавал, что ночью все кажется более драматичным, умножаются ценности, меняются понятия, и тем не менее я продолжал сидеть, ощущая распростертые надо мной крылья грусти, бессильной ярости и скорби.

А иной раз кажется, что к разочарованию можно привыкнуть. Но это не так...

А иной раз кажется, что к разочарованию можно привыкнуть. Но это не так. С каждым разом оно причиняет все большую боль. Такую боль, что становится жутко.

Она тоже была во власти простых эмоций и бесхитростных горестей; тоже никак не могла понять, что счастье...

Она тоже была во власти простых эмоций и бесхитростных горестей; тоже никак не могла понять, что счастье – не стабильное состояние, а лишь зыбь на воде.

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

В конце концов все воспоминания печальны, ибо они связаны с прошлым

В конце концов все воспоминания печальны, ибо они связаны с прошлым.

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

- Что это? Мистерия человеческой души – любовь?

- Что это? Мистерия человеческой души – любовь?
- Мистерия человеческих заблуждений, когда каждый верит, что другой – его пленник.

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

Человек никогда не меняется. Несмотря на то, что дает себе тысячу клятв...

Человек никогда не меняется. Несмотря на то, что дает себе тысячу клятв. Когда тебя кладут на обе лопатки, ты полон раскаяния, но стоит вздохнуть свободнее, и все клятвы забыты.

...ничего такого, что нельзя было бы поправить бутылкой виски и острой бритвой...

...ничего такого, что нельзя было бы поправить бутылкой виски и острой бритвой...

...у меня аллергия на смягчитель тканей, я пишу работу по сравнительному литературоведению и ненавижу анчоусы...

...у меня аллергия на смягчитель тканей, я пишу работу по сравнительному литературоведению и ненавижу анчоусы, я думаю, что скучал бы по тебе, даже если бы мы никогда не встретились...

За мужей, которые вас покорили, за неудачников, потерявших вас, и за счастливцев, которые вас еще встретят.

За мужей, которые вас покорили, за неудачников, потерявших вас, и за счастливцев, которые вас еще встретят.

"Жених напрокат"

Любовь – факел, летящий в бездну, и только в это мгновение озаряющий всю глубину ее!

Любовь – факел, летящий в бездну, и только в это мгновение озаряющий всю глубину ее!

Эрих Мария Ремарк «Возвращение»

Война все разрушила, но в солдатскую дружбу мы верили. А теперь видим: чего не сделала смерть, то довершает жизнь...

Война все разрушила, но в солдатскую дружбу мы верили. А теперь видим: чего не сделала смерть, то довершает жизнь, - она разлучает нас.

Эрих Мария Ремарк «Возвращение»

Да, прощание всегда тяжело, но возвращение иной раз еще тяжелее.

Да, прощание всегда тяжело, но возвращение иной раз еще тяжелее.

Эрих Мария Ремарк «Возвращение»

- Слишком часто что-то убегало от нас, и для многих это была сама жизнь...

- Слишком часто что-то убегало от нас, и для многих это была сама жизнь...

Эрих Мария Ремарк «Возвращение»

- Ах, человек! Это самая ненадежная штука в мире.

- Ах, человек! Это самая ненадежная штука в мире.

Эрих Мария Ремарк «Возвращение»

- А что с ним было? – вяло спрашиваю я, отяжелев от непривычного тепла. – Осколком или пулей?

- А что с ним было? – вяло спрашиваю я, отяжелев от непривычного тепла. – Осколком или пулей?

Допустим, что мы останемся в живых; но будем ли мы жить?

Допустим, что мы останемся в живых; но будем ли мы жить?

Эрих Мария Ремарк «На Западном фронте без перемен»

Искусство повествования заключается в том, чтобы скрывать от слушателей все, что им хочется знать...

Искусство повествования заключается в том, чтобы скрывать от слушателей все, что им хочется знать, пока вы не изложите своих заветных взглядов на всевозможные, не относящиеся к делу предметы.

Я уже не мог сказать, был ли знаком с ней раньше или только что впервые увидел и сразу влюбился без памяти...

Я уже не мог сказать, был ли знаком с ней раньше или только что впервые увидел и сразу влюбился без памяти. Да, у меня было такое чувство, будто все еще только начинается.

Всегда что-нибудь ждешь, иначе не получается. А когда ожидание слишком затягивается, приходится менять цель...

Всегда что-нибудь ждешь, иначе не получается. А когда ожидание слишком затягивается, приходится менять цель и ждать того, кто явится поскорей.

Маргарет Дюрас «Матрос с Гибралтара»

Мне же она казалась прекрасней, чем я смог бы когда-нибудь выразить словами... Я был так же пьян, как и она...

Мне же она казалась прекрасней, чем я смог бы когда-нибудь выразить словами... Я был так же пьян, как и она, - просто оттого, что смотрел на нее.

Маргарет Дюрас «Матрос с Гибралтара»

А когда проснулся, счастье по-прежнему наполнило меня ужасом.

А когда проснулся, счастье по-прежнему наполнило меня ужасом.

Маргарет Дюрас «Матрос с Гибралтара»

- В сущности, - глядя на меня, проговорила она, - к мужчинам, к ним никогда не стоит слишком приглядываться...

- В сущности, - глядя на меня, проговорила она, - к мужчинам, к ним никогда не стоит слишком приглядываться, да и ко всему остальному тоже, всегда надо соблюдать дистанцию.

Открытие меня удивило, я и сама изумилась, как сильно люблю его. А он как-то даже грубовато повторил: «Ты скажешь что-нибудь или нет?» Схватил за руку, мне стало больно...

Открытие меня удивило, я и сама изумилась, как сильно люблю его. А он как-то даже грубовато повторил: «Ты скажешь что-нибудь или нет?» Схватил за руку, мне стало больно.

Спящий мужчина — это зрелище, от которого могут прослезиться ангелы. Что стоят сейчас его мозги, бицепсы, чековая книжка, апломб, протекции и семейные связи?..

Спящий мужчина — это зрелище, от которого могут прослезиться ангелы. Что стоят сейчас его мозги, бицепсы, чековая книжка, апломб, протекции и семейные связи?

Всякому хочется иметь кого-нибудь, кому можно было бы рассказать про боли в левом плече и про то, как быстро изнашиваются лакированные туфли...

Всякому хочется иметь кого-нибудь, кому можно было бы рассказать про боли в левом плече и про то, как быстро изнашиваются лакированные туфли, когда на них появятся трещинки.

Задолго до того, как тупой деревенский житель почувствует приближение весны, горожанин уже знает, что зеленая богиня вернулась в свое царство...

Задолго до того, как тупой деревенский житель почувствует приближение весны, горожанин уже знает, что зеленая богиня вернулась в свое царство.

Я сейчас готов взяться за любую мозговую работу – вплоть до вышибания кому-нибудь мозгов.

Я сейчас готов взяться за любую мозговую работу – вплоть до вышибания кому-нибудь мозгов.

О. Генри «Как скрывался Черный Билл»

Но весна приходит не под гром орудий. Весна – сапер и подрывник, и капитуляция неизбежна.

Но весна приходит не под гром орудий. Весна – сапер и подрывник, и капитуляция неизбежна.

О. Генри «Предвестник весны»

Они были рабами привычки – той силы, что не дает земле разлететься на куски...

Они были рабами привычки – той силы, что не дает земле разлететься на куски, хотя, впрочем, существует еще какая-то дурацкая теория притяжения.

О. Генри «Предвестник весны»

- Я готов представить любые доказательства, - мягко настаивал Картер. – Я не могу жить без вас, Мейзи! Я полюбил вас с первого взгляда...

- Я готов представить любые доказательства, - мягко настаивал Картер. – Я не могу жить без вас, Мейзи! Я полюбил вас с первого взгляда...

Когда любим мы сами, слово «любовь» - синоним самопожертвования и отречения...

Когда любим мы сами, слово «любовь» - синоним самопожертвования и отречения. Когда любят соседи, живущие за стеной, это слово означает самомнение и нахальство.

О.Генри «Персики»

Обычное осложнение между одним мужчиной и двумя женщинами, или одной женщиной и двумя мужчинами, или женщиной, мужчиной и аристократом – словом, любую из этих проблем – принято называть треугольником...

Обычное осложнение между одним мужчиной и двумя женщинами, или одной женщиной и двумя мужчинами, или женщиной, мужчиной и аристократом – словом, любую из этих проблем – принято называть треугольником.

Женщине всегда кажется, что нет ничего невозможного или непосильного для мужчины, которого она боготворит.

Женщине всегда кажется, что нет ничего невозможного или непосильного для мужчины, которого она боготворит.

О.Генри «Обращение Джимми Валентайна»

Как я уже рассказывал, три месяца назад я попал в дурную компанию. Это случается с человеком в двух случаях жизни...

Как я уже рассказывал, три месяца назад я попал в дурную компанию. Это случается с человеком в двух случаях жизни – когда он без гроша и когда он богат.

О.Генри «Кто выше?»

Сам же я принципиально никогда не брал у своего ближнего ни одного доллара, не дав ему что-нибудь взамен...

Сам же я принципиально никогда не брал у своего ближнего ни одного доллара, не дав ему что-нибудь взамен – будь то медальон из фальшивого золота, или семена садовых цветов, или мазь от прострела, или

Три раза в жизни женщина ступает словно по облакам и ног под собой не чувствует от радости, первый раз, когда она идет под венец...

Три раза в жизни женщина ступает словно по облакам и ног под собой не чувствует от радости, первый раз, когда она идет под венец, второй раз, когда она входит в святилище богемы, и третий раз, когда о

И я вижу ее, и теряю ее, и скорблю...

И я вижу ее, и теряю ее, и скорблю,
И скорбь моя подобна солнцу в холодной воде.

Поль Элюар

Леденцы были, конечно, роскошью, почти оргией, но стоит ли жить, если жизнь лишена удовольствий!

Леденцы были, конечно, роскошью, почти оргией, но стоит ли жить, если жизнь лишена удовольствий!

О.Генри «Неоконченный рассказ»

И не должно бы, кажется, быть у меня никакой причины для огорчений, ибо я ведь преуспела в деловой сфере, где многие мужчины терпели крах...

И не должно бы, кажется, быть у меня никакой причины для огорчений, ибо я ведь преуспела в деловой сфере, где многие мужчины терпели крах. Несмотря на два замужества, я сохранила независимость.

Она была очаровательной женщиной; все так утверждали – адвокаты и их жены, биржевые маклеры и подававшие надежды юные политики; ох, какая это была очаровательная женщина...

Она была очаровательной женщиной; все так утверждали – адвокаты и их жены, биржевые маклеры и подававшие надежды юные политики; ох, какая это была очаровательная женщина!

Я знала, что он нуждается во мне каждую минуту и, тоскуя, напивается до потери сознания. Это ведь так свойственно мужчинам – и все же они вечно говорят о силе своего духа...

Я знала, что он нуждается во мне каждую минуту и, тоскуя, напивается до потери сознания. Это ведь так свойственно мужчинам – и все же они вечно говорят о силе своего духа.

Когда-то он представлял себе любовь как блаженство, которое охватывает вас и превращает весь мир в весенний сад; он ожидал несказанного счастья, но то, что он чувствовал сейчас, вовсе не было блаженством...

Когда-то он представлял себе любовь как блаженство, которое охватывает вас и превращает весь мир в весенний сад; он ожидал несказанного счастья, но то, что он чувствовал сейчас, вовсе не было блаженст

Около двух тысяч лет назад какой-то индийский купец придумал новый цифровой знак – 0...

Около двух тысяч лет назад какой-то индийский купец придумал новый цифровой знак – 0. Это очень ходовой знак! Его можно соединить знаком равенства с именами многих мужчин.

Он скрепя сердце покорялся пожиравшей его страсти. Он знал, что все человеческое преходяще и потому рано или поздно всему должен настать конец...

Он скрепя сердце покорялся пожиравшей его страсти. Он знал, что все человеческое преходяще и потому рано или поздно всему должен настать конец. На это он возлагал все свои надежды.

Наши отношения начались и кончились в области математических закономерностей. Он видел во всем и везде одни лишь геометрические фигуры. Женская красота и привлекательность сводились...

Наши отношения начались и кончились в области математических закономерностей. Он видел во всем и везде одни лишь геометрические фигуры.

С ней он не был счастлив, но вдали от нее чувствовал себя совсем несчастным.

С ней он не был счастлив, но вдали от нее чувствовал себя совсем несчастным.

Уильям Сомерсет Моэм «Бремя страстей человеческих»

Но несмотря ни на что, я всегда приходила к одному и тому же выводу: жизнь была мучительно однообразна...

Но несмотря ни на что, я всегда приходила к одному и тому же выводу: жизнь была мучительно однообразна. Я совершенно не умела жить, потому что не находила удовольствия в развлечениях.

Неужели он так и не избавиться от своей страсти? Несмотря ни на что, где-то в глубине души навсегда притаилась непонятная, проклятая тяга к этой подлой женщине...

Неужели он так и не избавиться от своей страсти? Несмотря ни на что, где-то в глубине души навсегда притаилась непонятная, проклятая тяга к этой подлой женщине.

- А почему же я не могу торговать? – спросила я холодно. – Мужчины ведь способны купить все, что ни предложит им красивая женщина.

- А почему же я не могу торговать? – спросила я холодно. – Мужчины ведь способны купить все, что ни предложит им красивая женщина.

Мартти Ларни «Госпожа советница»

Она посмотрела на него с чуть приметной улыбкой в уголках рта: улыбка была у нее больше в глазах.

Она посмотрела на него с чуть приметной улыбкой в уголках рта: улыбка была у нее больше в глазах.

Уильям Сомерсет Моэм «Бремя страстей человеческих»

Общеизвестно, что тоска толкает мужчину на поиски развлечений, а развлекаться – в их понимании обычно значит делать такое, что вообще делать не стоит...

Общеизвестно, что тоска толкает мужчину на поиски развлечений, а развлекаться – в их понимании обычно значит делать такое, что вообще делать не стоит.

- Понятия не имею, откуда берется любовь, но откуда бы она ни бралась, в ней-то все и дело...

- Понятия не имею, откуда берется любовь, но откуда бы она ни бралась, в ней-то все и дело, а если ее нет, нельзя ее вызвать ни лаской, ни великодушием, ни чем бы то ни было еще.

- Но вот что я приметила: люди никогда не накладывают на себя руки из-за любви, как надо было бы ожидать, если послушать писателей...

- Но вот что я приметила: люди никогда не накладывают на себя руки из-за любви, как надо было бы ожидать, если послушать писателей; люди кончают с собой потому, что им не на что жить.

Мужчины теряют свое сердце быстро и столь же быстро вновь его обретают. Они строят воздушные замки и обвиняют женщин в том, что эти замки не становятся реальностью...

Мужчины теряют свое сердце быстро и столь же быстро вновь его обретают. Они строят воздушные замки и обвиняют женщин в том, что эти замки не становятся реальностью.

Он вспоминал, как страстно ее любил, и удивлялся, что сейчас совершенно к ней равнодушен. Мысль о такой перемене причиняла ему тупую боль. Стало быть, все его страдания были напрасны...

Он вспоминал, как страстно ее любил, и удивлялся, что сейчас совершенно к ней равнодушен. Мысль о такой перемене причиняла ему тупую боль. Стало быть, все его страдания были напрасны.

Старые, укоренившиеся предрассудки, а вовсе не законы биологии, поддерживают в людях это милое верование – табу, согласно которому только мужчина может быть активным и имеет на это право. Но, разумеется, такое представление слишком плоско...

Старые, укоренившиеся предрассудки, а вовсе не законы биологии, поддерживают в людях это милое верование – табу, согласно которому только мужчина может быть активным и имеет на это право.

«У меня подлый характер, - говорил он себе. – Я так жадно мечтаю о будущем, а когда оно настает, испытываю одно разочарование».

«У меня подлый характер, - говорил он себе. – Я так жадно мечтаю о будущем, а когда оно настает, испытываю одно разочарование».

Уильям Сомерсет Моэм «Бремя страстей человеческих»

- Мы знакомы всего месяц. И то лишь по службе. Женитьба – не простое дело. Для этого недостаточно иметь постоянную работу.

- Мы знакомы всего месяц. И то лишь по службе. Женитьба – не простое дело. Для этого недостаточно иметь постоянную работу.
- А что же еще? – спросил он, недоумевая.
- Нужна любовь.

Они действуют так, как подсказывают им чувства, но чувства могут быть хорошими или дурными...

Они действуют так, как подсказывают им чувства, но чувства могут быть хорошими или дурными, и только от случая зависит, приведут ли они человека к удаче или к поражению.