Вход в систему

Работы на заказ с гарантией!

Опрос

Вы нашли на сайте то, что искали?:

Наши друзья

 
Для того, чтобы добавіть ссылку на Ваш ресурс - пишите в обратную связь

Комментарии

Даты

Ноябрь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012

Каталоги


Друзья проекта
Полезная информация

Популярное



Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.

Как нас находят?

-

любовь

Поделитесь избранным Вами!

Если у Вас есть избранные стихи, цитаты, анектоды, афоризмы, песни или притчи, которые до сих пор отсутствуют на сайте, поделитесь ими со всем миром - жмите сюда и добавляйте. Регистрация не требуется.

Добавить избранное можно здесь

Бывало, спит у ног собака...

Бывало, спит у ног собака,
костер занявшийся гудит,
и женщина из полумрака
глазами зыбкими глядит.
 

Шёпот любви

Опять «люблю» хочу шептать,
но нет единственной на свете,
что с губ моих сорвёт печать
и взглядом ласковым ответит.

Наверно, я приговорён
молчаньем заполнять пространство?

Он знал, что она сказала неправду, но не хотел думать об этом. Он вообще не хотел теперь ни о чем думать. Раньше он бы не поверил, что ее приход успокоит его...

Он знал, что она сказала неправду, но не хотел думать об этом. Он вообще не хотел теперь ни о чем думать. Раньше он бы не поверил, что ее приход успокоит его.

Зови надежду — сновиденьем...

Зови надежду — сновиденьем,
Неправду — истиной зови,
Не верь хвалам и увереньям,
Но верь, о, верь моей любви!

Такой любви нельзя не верить,
Мой взор не скроет ничего;

Всегда так было...

Всегда так было
и всегда так будет:
ты забываешь обо мне порой,
твой скучный взгляд
порой мне сердце студит...
Но у тебя ведь нет такой второй!
Несвойственна любви красноречивость,

Равик поднял глаза и увидел Жоан. Она сидела через несколько столиков от него. Очевидно, она вошла, пока он разговаривал с кельнером. С ней было двое мужчин...

Равик поднял глаза и увидел Жоан. Она сидела через несколько столиков от него. Очевидно, она вошла, пока он разговаривал с кельнером. С ней было двое мужчин... Они увидели друг друга одновременно.

Какой идиотизм, подумал Равик. Почему я не пошел в «Шехерезаду»? Чего боюсь? От чего бегу? Мое чувство окрепло, я это знаю. Три месяца разлуки не сломили, а усилили его...

Какой идиотизм, подумал Равик. Почему я не пошел в «Шехерезаду»? Чего боюсь? От чего бегу? Мое чувство окрепло, я это знаю. Три месяца разлуки не сломили, а усилили его. К чему обманывать себя?

Как неразгаданная тайна...

Как неразгаданная тайна,
Живая прелесть дышит в ней —
Мы смотрим с трепетом тревожным
На тихий свет ее очей.

Земное ль в ней очарованье,
Иль неземная благодать?
Душа хотела б ей молиться,

Мне хватит

Может, мне плыть, распустив
в пространстве белые крылья?
А может, они вовсе и не белые?
Наверно, красные пятна,
кровавые, прямо из сердца, испачкали всю надежду.

Любовь не терпит объяснений. Ей нужны поступки.

Любовь не терпит объяснений. Ей нужны поступки.

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Плакали даже слезы...

Плакали даже слезы
В мартовские морозы.
В предощущенье разлуки
Стонали пальцы и руки.
Сердце плакало кровью
Над мертвою нашей любовью.

…Слезы – крупными вишнями -
Были, наверно, лишними.

Жоан сошла вниз, к лодочной пристани, и все необъятное небо опустилось на ее красивые плечи...

Жоан сошла вниз, к лодочной пристани, и все необъятное небо опустилось на ее красивые плечи. Казалось, Жоан уносит небо с собой...

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

К портрету

Как мальчик кудрявый, резва,
Нарядна, как бабочка летом;
Значенья пустого слова
В устах ее полны приветом.

Ей нравиться долго нельзя:
Как цепь ей несносна привычка,

- Перестань болтать. Эта игра не по мне. Я уже убил слишком много людей. Как любитель и как профессионал. Как солдат и как врач. Это внушает человеку презрение, безразличие и уважение к жизни...

- Перестань болтать. Эта игра не по мне. Я уже убил слишком много людей. Как любитель и как профессионал. Как солдат и как врач. Это внушает человеку презрение, безразличие и уважение к жизни.

И знаю всё, и ничего не знаю...

И знаю всё, и ничего не знаю...
И не пойму, чего же хочешь ты,
с чужого сердца с болью отдирая
налёгших лет тяжёлые пласты.

Трещат и рвутся спутанные корни.
И вот, не двигаясь и не дыша,

- Через несколько недель ты узнаешь меня еще лучше и я стану для тебя еще менее неожиданным...

- Через несколько недель ты узнаешь меня еще лучше и я стану для тебя еще менее неожиданным.
- Так же, как и я для тебя.
- С тобой совсем другое дело.
- Почему?

К добру ты или к худу...

К добру ты или к худу,
решает время пусть,
но лишь с тобой побуду,
я хуже становлюсь.
Ты мне звонишь нередко,
но всякий раз в ответ,
как я просил, соседка,
твердит, что дома нет.

Любовь пребудет вечно. Меняются возлюбленные.

Любовь пребудет вечно. Меняются возлюбленные.

Пауло Коэльо «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала»

После ветра и мороза было...

После ветра и мороза было
Любо мне погреться у огня.
Там за сердцем я не углядела
И его украли у меня.

Новогодний праздник длится пышно,
Влажны стебли новогодних роз,

Жоан взяла у него рюмку и выпила. Она была очень хороша, и он знал, что любит ее. Она не была прекрасна, как статуя или картина; она была прекрасна, как луг, овеваемый ветром...

Жоан взяла у него рюмку и выпила. Она была очень хороша, и он знал, что любит ее. Она не была прекрасна, как статуя или картина; она была прекрасна, как луг, овеваемый ветром.

Еще томлюсь тоской желаний...

Еще томлюсь тоской желаний,
Еще стремлюсь к тебе душой -
И в сумраке воспоминаний
Еще ловлю я образ твой...

Твой милый образ, незабвенный,
Он предо мной, везде, всегда,

Не понимаю – хотела ли я привязать его к себе еще крепче или отпустить на свободу.

Не понимаю – хотела ли я привязать его к себе еще крепче или отпустить на свободу.

Пауло Коэльо «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала»

Не охладела, нет...

Не охладела, нет,
скрываю грусть.
Не разлюбила,—
просто прячу ревность.
Не огорчайся,
скоро я вернусь.
Не беспокойся,
никуда не денусь.
Не осуждай меня,
не прекословь,
не спорь

Если даже любовь несет с собой разлуку, одиночество, печаль – все равно она стоит той цены, которую мы за нее платим.

Если даже любовь несет с собой разлуку, одиночество, печаль – все равно она стоит той цены, которую мы за нее платим.

Пауло Коэльо «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала»

Так ждать, чтоб даже память вымерла...

Так ждать, чтоб даже память вымерла,
Чтоб стал непроходимым день,
Чтоб умирать при милом имени
И догонять чужую тень,
Чтоб не довериться и зеркалу,
Чтоб от подушки утаить,

Когда, казалось, раскричусь...

Когда, казалось, раскричусь
от помысла незваного,
из пестрой путаницы чувств
ты возникала заново.
Но, чувства вынеся на суд,
твердила боль, упорствуя,
что в поцелуях губы – лгут,

Еще накануне мир был исполнен смысла и без его присутствия. А теперь мне необходимо, чтобы он стоял рядом...

Еще накануне мир был исполнен смысла и без его присутствия. А теперь мне необходимо, чтобы он стоял рядом – иначе истинное сияние каждой вещи сокрыто от меня.

Зимняя ночь

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле

Любовь портит характер.

Любовь портит характер.

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Море

 

Но любовь – всегда нова. Не имеет значения, сколько раз в твоей жизни встретиться любовь – один, два или три. Всякий раз мы оказываемся перед неведомым и неизведанным...

Но любовь – всегда нова. Не имеет значения, сколько раз в твоей жизни встретиться любовь – один, два или три. Всякий раз мы оказываемся перед неведомым и неизведанным.

Дары волхвов

Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу.

Вы избалованы природой...

Вы избалованы природой;
Она пристрастна к вам была,
И наша вечная хвала
Вам кажется докучной одой.
Вы сами знаете давно,
Что вас любить немудрено,
Что нежным взором вы Армида,

Перед встречей

Влюбленные встречались, как ведется,
у памятников, парков и витрин,
и только я, шатаясь где придется,
среди свиданий чьих-то был один.

Проводила друга до передней...

Проводила друга до передней,
Постояла в золотой пыли,
С колоколенки соседней
Звуки важные текли.
Брошена! Придуманное слово -
Разве я цветок или письмо?
А глаза глядят уже сурово

«Что за вздор, - говорю я себе. – Ничего на свете нет глубже любви. Только в сказках принцесса целует жабу...

«Что за вздор, - говорю я себе. – Ничего на свете нет глубже любви. Только в сказках принцесса целует жабу, и та превращается в прекрасного принца.

- Довольно. Забудь. Может быть, для нас это даже благо – мы не станем рантье страсти. И любовь наша сохранится чистой, как пламя...

- Довольно. Забудь. Может быть, для нас это даже благо – мы не станем рантье страсти. И любовь наша сохранится чистой, как пламя...

Твоя вещь (Собирательный образ всех твоих женщин)

Ты снова можешь позвонить в два часа ночи, в три... Или не позвонить долго-долго... Ты можешь. Но в каждом звонке телефона я почему-то ищу тебя.

И слава лебедью плыла...

И слава лебедью плыла
Сквозь золотистый дым.
А ты, любовь, всегда была
Отчаяньем моим.

Анна Ахматова

И еще я знаю, что любовь – сродни плотине: если оставить хоть крохотную дырочку, куда может проникнуть тоненькая струйка воды...

И еще я знаю, что любовь – сродни плотине: если оставить хоть крохотную дырочку, куда может проникнуть тоненькая струйка воды, то вскоре под напором ее рухнут стены, и придет мгновение, когда уже нико

Тот, кто любит, должен владеть искусством терять и находить.

Тот, кто любит, должен владеть искусством терять и находить.

Пауло Коэльо «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала»

За торжество авторского права! (разыгрывать по ролям)

Кожаный диванчик, журнальный столик, две чашки кофе, два бокала с коньяком. Он и Она. Или Она и Он (как вам будет угодно).
Она чуть подалась вперед и коснулась подушечками пальцев его руки:

Я знаю, ты моя награда...

Я знаю, ты моя награда
За годы боли и труда,
За то, что я земным отрадам
не предавалась никогда,
За то, что я не говорила
Возлюбленному: «Ты любим».
За то, что всем я всё простила,

- Жоан, - сказал он. – Я тебе ничего не хочу внушать. Лучше расскажу тебе сказку про волну и утес. Старая история. Старше нас с тобой. Слушай. Жила-была волна и любила утес, где-то в море, скажем, в бухте Капри...

- Жоан, - сказал он. – Я тебе ничего не хочу внушать. Лучше расскажу тебе сказку про волну и утес. Старая история. Старше нас с тобой. Слушай.

Потому что в реальной жизни любовь несбывшуюся мы любовью не считаем. Любви удается выжить, только когда существует надежда...

Потому что в реальной жизни любовь несбывшуюся мы любовью не считаем. Любви удается выжить, только когда существует надежда – пусть далекая, - что нам удастся покорить того, кого мы любим.

Песня последней встречи

Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.

Показалось, что много ступеней,
А я знала - их только три!

Ведь тут сказывается преемственность. В противном случае мы могли бы любить только раз в жизни, а потом отвергали бы решительно все...

Ведь тут сказывается преемственность. В противном случае мы могли бы любить только раз в жизни, а потом отвергали бы решительно все.

Вечером

Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.

Он мне сказал: "Я верный друг!"
И моего коснулся платья...
Как не похожи на объятья

Она поет – и звуки тают...

Она поет – и звуки тают,
Как поцелуи на устах,
Глядит – и небеса играют
В ее божественных глазах;
Идет ли – все ее движенья,
Иль молвит слово – все черты
Так полны чувства, выраженья,

Гость

Все, как раньше. В окна столовой
Бьется мелкий метельный снег.
И сама я не стала новой,
А ко мне приходил человек.

Я спросила: "Чего ты хочешь?"
Он сказал: "Быть с тобой в аду".

Я помню чудное мгновенье...

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный

- Жоан, - сказал он. – Не думай ни о чем и ни о чем не спрашивай. Видишь огни фонарей и тысячи пестрых вывесок? Мы живем в умирающее время, а этот город все еще сотрясает жизнь. Мы оторваны от всего, у нас остались одни только сердца...

- Жоан, - сказал он. – Не думай ни о чем и ни о чем не спрашивай. Видишь огни фонарей и тысячи пестрых вывесок? Мы живем в умирающее время, а этот город все еще сотрясает жизнь.

Вместо посвящения

По волнам блуждаю и прячусь в лесу,
Мерещусь на чистой эмали,
Разлуку, наверно, неплохо снесу,
Но встречу с тобою - едва ли.

Анна Ахматова

Чего он, собственно, хотел? Зачем сопротивлялся? Зачем восставал? Жизнь предлагала себя, а он ее отвергал. И не потому, что ему предлагалось слишком мало, - напротив, слишком много...

Чего он, собственно, хотел? Зачем сопротивлялся? Зачем восставал? Жизнь предлагала себя, а он ее отвергал. И не потому, что ему предлагалось слишком мало, - напротив, слишком много.

- Боже мой, Равик! – сказала она. – Могу ли я сердиться на тебя?..

- Боже мой, Равик! – сказала она. – Могу ли я сердиться на тебя?

Спросил сегодня у менялы...

Спросил сегодня у менялы,
Что дает за полтумана по рублю,
Как сказать мне для прекрасной Лалы
По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы
Легче ветра, тише Ванских струй,

Среди миров, в мерцании светил...

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя…
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной ищу ответа,

Я пришел к тебе с приветом...

Я пришел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
По листам затрепетало;

Рассказать, что лес проснулся,
Весь проснулся, веткой каждой,

- Ты должен меня любить, - повторила она. – Иначе я пропала...

- Ты должен меня любить, - повторила она. – Иначе я пропала.
Пропала, подумал он. Как легко она это говорит! Кто действительно пропал, тот молчит.

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Нет, мне ни в чем не надо половины!

Нет, мне ни в чем не надо половины!
Мне – дай всё небо! Землю всю положь!
Моря и реки, горные лавины
мои – не соглашаюсь на дележ!

Нет, жизнь, меня ты не заластишь частью.

По рельсам заветных мечтаний...

По рельсам заветных мечтаний,
Проложенных втайне тоской,
Я в поезде воспоминаний
Умчусь на свиданье с тобой.
На станции клятв и объятий
Покину я ворох сомнений,
И в памятном ситцевом платье

В твоих глазах улыбка солнца...

В твоих глазах улыбка солнца,
Хмельной глоток весны лучистой,
Опять душа куда-то рвется
В порыве трепетном и чистом.
Душа так хочет встрепенуться,
Оковы зимние отбросить,

Ты предо мной не встанешь на колено...

Ты предо мной не встанешь на колено,
Не в силах ты и руки целовать,
И твоя гордость не позволит
Любимою меня назвать.
Ты горд и слеп, хотя ты видишь,
И холод отражается в глазах,

Закрой глаза...

Закрой глаза.
Хочу из уст твоих сквозь сон напиться.
Любовь моя пускай тебя согреет,
А образ мой воспоминания навеет.
Закрой глаза
И пусть тебе приснится,
Как долго наше счастье будет длиться
И сколько раз мои хмельные губы
Прошепчут, что хотят тебя и любят.
Закрой глаза.
И пусть тебе приснятся минуты,
Что душою сохранятся:
В июньском небе первая гроза,
В моих глазах печальная слеза,
Закрой глаза.

- А он не понимал, что я его больше не люблю...

- А он не понимал, что я его больше не люблю.
- Этого никогда не понимают.

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Любовь потеряна, так что же?..

Любовь потеряна, так что же?
Ее ты ложной не зови.
Ты не затаптывай, прохожий,
Могильный холм чужой любви.
И, что там ясно, что не ясно
Не любопытстауй не злословь,
Она и мертвая прекрасна –
Большая Первая Любовь!

- Равик, ведь я каждый вечер приходила к тебе. Ты должен был знать, что я и на этот раз приду. А может, ты ушел просто потому, что не хотел меня видеть?..

- Равик, ведь я каждый вечер приходила к тебе. Ты должен был знать, что я и на этот раз приду. А может, ты ушел просто потому, что не хотел меня видеть?
- Нет.
- Если ты не хочешь меня видеть, скажи, будь откровенен.
- Я бы тебе сказал.
- Значит, не в этом дело?
- Нет, действительно не в этом.
- Тогда я счастлива.
Равик посмотрел на нее.
- Что ты сказала?
- Я счастлива, - повторила она.
Он помолчал с минуту.
- А ты понимаешь, что говоришь? – спросил он наконец.
- Да.
Тусклый свет, проникающий с улицы, отражался в ее глазах.
- Такими словами не бросаются, Жоан.
- Я и не бросаюсь.
- Счастье, - сказал Равик. – Где оно начинается и где кончается?
Он тронул ногою хризантемы. Счастье, подумал он. Голубые горизонты юности. Золотая гармония жизни. Счастье! Боже мой, куда все ушло?
- Счастье начинается тобой и с тобой же кончится, - сказала Жоан. – Это же так просто.
Равик ничего не ответил. Что она такое говорит? – подумал он.

Я распахну окно осенней ночью...

Я распахну окно осенней ночью –
И теплый ветер, запахи цветов
Ворвутся в комнату, где одиноко очень,
И мне подскажут строки для стихов.
Лишь одному тебе все эти строки,

Он взглянул на кровать. Измятая, серая простыня. Не беда, что он ждет. Ему часто приходилось ждать женщин...

Он взглянул на кровать. Измятая, серая простыня. Не беда, что он ждет. Ему часто приходилось ждать женщин, но он чувствовал, что раньше ожидал их по-другому, - просто, ясно и грубо, иногда со скрытой нежностью, как бы облагораживающей вожделение... Но давно, давно он уже не ждал никого так, как сегодня. Что-то незаметно прокралось в него. Неужто оно опять зашевелилось? Опять задвигалось? Когда же все началось? Или прошлое снова зовет из синих глубин, легким дуновением доносится с лугов, заросших мятой, встает рядами тополей на горизонте, веет запахом апрельских лесов? Он не хотел этого. Не хотел этим обладать. Не хотел быть одержимым. Он был в пути.
Равик поднялся и стал одеваться. Не терять независимости. Все начиналось с потери независимоти уже в мелочах. Не обращаешь на них внимания – и вдруг запутываешься в сетях привычки. У нее много названий. Любовь – одно из них. Ни к чему не следует привыкать. Даже к телу женщины.

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Я могу тебя очень ждать...

Я могу тебя очень ждать,
Долго-долго и верно-верно,
И ночами могу не спать
Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Пусть листочки календаря
Облетят, как листва у сада,

Неуютно на улице: зябко и влажно...

Неуютно на улице: зябко и влажно.
Мы стоим на углу. Я пинаю обрывок газеты…
Я стесняюсь тебя, потому что спала неважно,
Потому что не в лучшее платье одета.

Ты со мной разговор о погоде заводишь.
Тему главную начисто исключаешь.
Я спросила беспечно: "Чего ко мне не заходишь?"
А подумала горько: "Чего по мне не скучаешь?"

И любуясь фигурой твоей спортивной,
И глаза отводя на газон заросший,
Я спросила нейтрально: "Чего ты такой противный?",
И подумала грустно: "Чего ты такой хороший…"

- Вторая ночь, - сказал Равик. – Она опасна. Прелести новизны уже нет, а прелести близости еще нет...

- Вторая ночь, - сказал Равик. – Она опасна. Прелести новизны уже нет, а прелести близости еще нет. Но мы преодолеем эту ночь.
Жоан поставила рюмку на столик.
- Ты, видимо, знаешь толк в таких вещах.
- Ничего я не знаю. Все одни слова. Да и можно ли что-нибудь знать? Всякий раз все оборачивается по-иному. Так и сейчас. Второй ночи не бывает. Есть только первая. А если приходит вторая, значит, всему конец.
- Ах ты боже мой! Ну куда она нас заведет, вся эта твоя арифметика? Иди лучше ко мне. Я не хочу спать. Я хочу пить. С тобой. Смотри, там наверху закоченели голые звезды. До чего быстро замерзаешь, когда остаешься одна! Даже в жаркую пору. А вдвоем – никогда.
- Можно и вдвоем замерзнуть.
- Нам с тобой это не угрожает.
- Разумеется, - сказал Равик, и она не заметила, как в темноте по его лицу пробежала тень. – Нам этого опасаться нечего.

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Мы любовь схоронили...

Мы любовь схоронили,
Крест поставили мы на могиле.
«Слава Богу», - сказали оба,
Только встала любовь из гроба,
Укоризненно нам кивая:
«Что ж вы сделали? Я ведь живая!»

Юлия Друнина

В мире нет прекраснее минуты...

В мире нет прекраснее минуты,
В мире нет прекраснее мгновенья,
Чем губ любимых и глаз родных
И нежных рук прикосновенья.

Мне говорят...

Мне говорят:
нету такой любви.
Мне говорят:
как все,
так и ты живи!
Больно многого хочешь,
нету людей таких.
Зря ты только морочишь
и себя и других!
Говорят: зря грустишь,
зря не ешь и не спишь,
не глупи!
Всё равно ведь уступишь,
так уж лучше сейчас
уступи!
...А она есть.
Есть.
Есть.
А она - здесь,
здесь,
здесь,
в сердце моём
тёплым живёт птенцом,
в жилах моих
жгучим течёт свинцом.
Это она - светом в моих глазах,
это она - солью в моих слезах,
зренье, слух мой,
грозная сила моя,
солнце моё,
горы мои, моря!
От забвенья - защита,
от лжи и неверья - броня...
Если её не будет,
не будет меня!
...А мне говорят:
нету такой любви.
Мне говорят:
как все,
так и ты живи!
А я никому души
не дам потушить.
А я и живу, как все
когда-нибудь
будут жить!

Вероника Тушнова

Цветы мне говорят прощай...

Цветы мне говорят прощай,
Головками склоняясь ниже,
Они твердят, что не увижу
Ее лицо и отчий край.

Сергей Есенин

...Вот еще день прошел...

...Вот еще день прошел
Без тепла, без тебя.
Может, ты не нашел,
Не заметил меня?
Не заметил, как я вслед
С надеждой смотрела....
Не любил ты меня,
Не нужна тебе была.
И еще день пройдет,
Может, год, может, вечность...
Только ты не придешь,
Не подаришь мне нежность...

- Нет. Поедем к тебе. Цветы положи на сиденье...

- Нет. Поедем к тебе. Цветы положи на сиденье.
- Им и там хорошо. Цветы надо любить, это верно, но не следует с ними церемониться.
Она порывисто обернулась к нему.
- Ты хочешь сказать, любить можно, баловать нельзя?..
- Нет. Я хочу сказать, что прекрасное вряд ли стоит драматизировать. Помимо всего прочего, нас ничто не должно разделять, даже цветы.
Жоан с сомнением посмотрела на него. Затем лицо ее просветлело.
- Знаешь, что я сегодня делала? Жила. Снова жила. Снова дышала. Снова очутилась на земле. У меня снова появились руки. И глаза, и губы...

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Равик посмотрел на нее. Любовь, подумал он. И здесь любовь. Вечное чудо...

Равик посмотрел на нее. Любовь, подумал он. И здесь любовь. Вечное чудо. Она не только озаряет радугой мечты серое небо повседневности, она может окружить романтическим ореолом и кучку дерьма...

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Если по уши влюбилась...

Если по уши влюбилась,
Берегись любви несчастной.
Почему влюбляться надо
Непременно в одного?
Лучше в нескольких влюбляйся
- Сразу больше вероятность,
Что один из них оценит

– Полно шутить, — тихо сказала она. — Когда любят, тогда видно...

– Полно шутить, — тихо сказала она. — Когда любят, тогда видно...
– Что видно?
– Не знаю... Это словами не прояснишь...

Жить душой другого...

Однажды Возлюбленный пришел к дому своей Возлюбленной. Он постучал в дверь: "Кто там?" - спросила Возлюбленная. Человек ответил: "Это я, любящий тебя". - "Уходи, - сказала Возлюбленная, - на самом деле ты не влюблен". Прошли годы, влюбленный снова пришел к дверям дома своей Возлюбленной и постучал. "Кто там?" - спросила Возлюбленная. На этот раз человек ответил: "Это ты". - "Теперь, когда ты - это я, - ответила Возлюбленная, - ты можешь войти".

Руми

Я тебя зову, как только

Я тебя зову, как только
Новый месяц робкой свечкой
Занавеску тронет тонко,
Выходи ко мне навстречу.

Ты не бойся, я согрею
Твои зябкие ладони,
Твои теплые колени
Поцелуями укрою.

Я тебя в стихи одену,
Шорох слов накину шалью,
Звуки музыки печальной
Принесут с собою тени...

...что касается ассортимента, дружба нас снабжает душевными товарами повседневного спроса. В ее наборе не самые дорогие вещи...

...что касается ассортимента, дружба нас снабжает душевными товарами повседневного спроса. В ее наборе не самые дорогие вещи, но те, в которых ты нуждаешься каждый день: понимание, интерес, поддержка. Если у тебя есть друзья, ты будешь сытым и одетым. Но и только. А вот роскошь и ощущение исключительности дает только любовь. Когда, например, от вас хотят забрать свободу и готовы пожертвовать свободой своей — вы понимаете, что речь идет о вещах ценных исключительно. Когда человек готов поставить тебя в центр своей жизни, и не только готов, но и делает это, это его решение — дорогое.
Все так. Начинаются драгоценности — начинается любовь.

А ты думал - я тоже такая...

А ты думал - я тоже такая,
Что можно забыть меня,
И что брошусь, моля и рыдая,
Под копыта гнедого коня.

Или стану просить у знахарок
В наговорной воде корешок
И пришлю тебе странный подарок -
Мой заветный душистый платок.

Будь же проклят. Ни стоном, ни взглядом
Окаянной души не коснусь,
Но клянусь тебе ангельским садом,
Чудотворной иконой клянусь,
И ночей наших пламенным чадом -
Я к тебе никогда не вернусь.

Анна Ахматова

Но люди все равно занимаются сексом...

Но люди все равно занимаются сексом – правда, в последние годы в основном через резиновый мешочек, чтобы ничего не нарушало их одиночества.

Виктор Пелевин «Священная книга оборотня»

Меняю ласки на... ласки...

Меняю ласки на... ласки.
Разве же это бартер?
Меняю песни на... сказки.
Ну, где мой фирменный паркер?
Меняю лица на... маски.
Страшно? А мне тем паче.
Меняю кисти на... краски,
Мой непутевый мальчик.
Меняю воздух на воду,
Меняю солнце на звезды.
Любовь? – легко – на свободу.
Лишь бы не было поздно.

Диана Балыко

Он неподвижно смотрел в окно. Странное чувство пустоты, вызываемое всяким «после»...

Он неподвижно смотрел в окно. Странное чувство пустоты, вызываемое всяким «после». Кровать, которая ни о чем уже не говорит... Сегодня, безжалостно разрывающее вчера, как шакал разрывает тушу антилопы. Леса любви, словно по волшебству выросшие во мраке ночи, теперь снова маячат бесконечно далеким миражем над пустыней времени...

Эрих Мария Ремарк «Триумфальная арка»

Бутылка шампанского и шоколад – это не любовь, это увлечение!

Бутылка шампанского и шоколад – это не любовь, это увлечение!

М. Жванецкий

Не будем говорить о любви, потому что мы до сих пор не знаем, что это такое...

Не будем говорить о любви, потому что мы до сих пор не знаем, что это такое. Может быть, это густой снег, падающий всю ночь, или зимние ручьи, где плещется форель.

Для лошадей и влюбленных сено пахнет по-разному.

Для лошадей и влюбленных сено пахнет по-разному.

Ежи Лец

В чем отказала я тебе...

В чем отказала я тебе,
скажи?
Ты целовать просил —
я целовала.
Ты лгать просил,—
как помнишь, и во лжи
ни разу я тебе не отказала.
Всегда была такая, как хотел:
хотел — смеялась,

Есть в близости людей заветная черта...

Есть в близости людей заветная черта,
Ее не перейти влюбленности и страсти,--
Пусть в жуткой тишине сливаются уста,
И сердце рвется от любви на части.

И дружба здесь бессильна, и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.

Стремящиеся к ней безумны, а ее
Достигшие - поражены тоскою...
Теперь ты понял, отчего мое
Не бьется сердце под твоей рукою.

Анна Ахматова

Так уж лучше бы зеркало треснуло...

Так уж лучше бы зеркало треснуло,
То, настенное, в мутной пыли.
Из мирка захудалого, пресного
В номера интересной любви
Поспеши, поспеши, легкокрылая, —
Вот и лампы уже зажжены.

Кожу мою на атласные ленты резать...

Кожу мою на атласные ленты резать –
буду жгутами стреножить свободный ветер.
Долгие разговоры наши все реже, реже,
и поцелуй глубокий не вечен. А вечен

Любовь – это именно чувство, переживание. А не мысль, идея, рассуждение или образ...

Любовь – это именно чувство, переживание. А не мысль, идея, рассуждение или образ. Поэтому – очевидно! – его можно почувствовать и пережить, но не осмыслить, доказать или представить в уме.

Быть хорошим другом обещался...

Быть хорошим другом обещался,
звезды мне дарил и города.
И уехал,
и не попрощался.
И не возвратится никогда.
Я о нем потосковала в меру,
в меру слез горючих пролила.
Прижилась обида,
присмирела,
люди обступили
и дела...
Снова поднимаюсь на рассвете,
пью с друзьями, к случаю, вино,
и никто не знает,
что на свете
нет меня уже давным-давно.

Вероника Тушнова

А ты опять сегодня не пришла...

А ты опять сегодня не пришла,
А я так ждал, надеялся и верил,
Что зазвонят опять колокола колокола
И ты войдешь в распахнутые двери,

Перчатки снимешь прямо у дверей,
Потом положишь их на подоконник.
"Я так замерзла" - скажешь: "Обогрей меня, согрей"
И мне протянешь зябкие ладони.

Я их возьму и каждый ноготок
Перецелую, сердцем согревая,
Ах, если б ступила на порог,
Но в парк ушли последние трамваи.

А ты опять сегодня не пришла,
А я так ждал, надеялся и верил...
Я буду бить во все колокола колокола,
Чтоб ты вошла в распахнутые двери.

Владимир Маркин